?

Log in

Горт тренировка

Сентябрь 2016

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Метки

Разработано LiveJournal.com
Горт сказки

Отчет Гэлмира

1. Ищи надежду.
-Мне страшно, брат....
-Не бойся, это просто сова....
Почти достигший совершеннолетия юноша казался младшему брату, мальчику лет восьми по-человеческому счету,совсем взрослым. Он не боялся этого огромного, громко ухающего и летающего..С ним рядом никакая опасность не была страшна. Ночь смотрела на них множеством распахнутых звездных глаз....
..Мне страшно, брат....
Здесь эти слова остаются без ответа,а я четыре года не видел звезд....Здесь каждый день уходит к Закату кто-то рядом, а я, слабый , чтобы умереть, слабый, чтобы бороться, все еще жив. И каждый день я повторяю эти слова....потому что я знаю: ты меня слышишь. И ты придешь.
Хитлин, отец Лосвен, пытался бежать. Он сильный, могло получиться, но нет. Он висел на стене, а рядом с ним висел Тиннаэр с Тол-Сирион. Хотя вряд ли Тиннаэр мог быть зачинщиком побега...но ЭТИМ не важно. Мастер всю дорогу сюда был рядом со мной. Он не дал мне утратить последнюю надежду, когда сломали пальцы и я понял, что уже не смогу играть. Тиннаэр учил не смотреть, как умирают товарищи, если не можешь помочь. Благодаря ему я вспомнил, что еще могу петь. Благодаря ему я вспомнил, что у меня есть ты, брат....Он был старше меня и поддержал тогда,в самом начале...и вот он висел на стене, а я не знал, как помочь. Но повезло, если можно так сказать. Не убили. Сняли и бросили в плавильни. Куда увели Хитлина, я не знал.
Плавильня- смерть чуть более мучительная и быстрая, чем в забое. Там очень жарко и темно, Тиннаэру там еще тяжелее, чем могло бы быть мне, он гораздо больше моего любит свет. Я не хочу такого для него...совсем не хочу. Значит, я буду пытаться вернуть его в забой. На это меня должно хватить.
Его здесь зовут Полосатым, за шрам поперек лица. Меня-Зубастым, за разбитые передние зубы. Разбили еще в самом начале, когда раненый синда рядом со мной умирал, а я ему пел....орки сочли это дерзостью. С тех пор я больше не пою. Может быть придется еще когда-нибудь, но я хочу к этому времени иметь достаточное количество зубов.
Я никогда не забуду той поддержки по дороге сюда, той помощи и того тепла, которые дарил мне Тиннаэр, когда мои слабые руки отказывались держать кайло, а глаза слезились от пыли и чада факелов, когда я не мог отличить руду от породы, когда терял сознание от голода по началу...мы все привыкли. Но без него я бы ушел гораздо раньше.
С того побега наша история пошла иначе. Смена расформировалась и сформировалась заново. Теперь рядом со мной оказались Дика, совсем юная аданет, полного имени которой я не понял толком, мальчик из горцев по имени Аргон и нолдо Англин, тоже из Дортонион, но как-то мы раньше не встречались. От него веяло уверенностью. Я чувствовал, что у него есть шанс выйти на свободу. И, когда он предложил ломать стену, я его поддержал. Для младших он мог стать единственной надеждой, потому что на меня, не-воина с больными от работы суставами и слабого, им надеяться было нечего.
Новенькие знали меня, как Зубастого, свое имя я старался не называть, потому что , на самом деле, мне повезло, что никто ни разу не догадался спросить меня о Нарготронде. Имя могло быть ключом к информации о городе и брате....Но когда Дика спросила, как меня зовут, я почему-то назвал его ей.
Так мы и работали. Англин ломал стену, мы с Дикой и Аргоном поглядывали, не идет ли стража. Орки приходили периодически, лениво били хлыстом кого попало... мы менялись, то один, то другой садился к ним ближе. Руды добывали немного, до нормы не дотягивали, по очереди делились друг с другом едой, чтобы никому не становилось хуже. Один раз досыта ел один, другой раз другой. Дика кашляла, с каждым днем все больше.
Порой приходил Россэ, здесь его звали Лит. Он сильно изменился, стал молчаливым и седым, но наши блуждания по Дортонион вместе, совместные вечера у костра, звучание струн-все это оставалось в памяти, все это давало повод доверять ему и полагаться на него. Я не спрашивал, как он, музыкант, стал здесь рудознатцем...как обрел право перемещаться свободно по этим подземельям. Но если что-то было нужно-света ли добавить, инструмент ли заменить..я знал, что всегда могу осторожно окликнуть:
-Лит....
И нужное неизменно находилось. Но просто разговаривать нам не приходилось больше....
В прежнем составе смены я был младшим и самым тихим. Поэтому вдоволь мог молчать и отсиживаться за спинами старших. Хотя потом и грыз себя за трусость. Теперь это перестало получаться. Пришлось заговорить с Аргоном, уж слишком мальчишка своими полными ненависти выкриками привлекал к себе внимание наших стражей. Его лицо было все изуродовано. И кнут проходился по спине после каждого слова. Мы начали разговаривать. Как когда-то Тиннаэр объяснял мне, так я теперь говорил ему, чего не стоит делать. Только человеческий мальчик, кажется, уже давно перешел грань страха, мои призывы к осторожности не достигали его ушей...
Во время пересменков я видел Тиннаэра в группе работников плавильни и каждый раз радовался, что тот еще жив. Но что-то изменить не представлялось возможным.
После очередной кормежки Дика с горящими счастьем глазами рассказала мне, что видела своего жениха, что он тоже здесь и теперь для нее есть надежда.
..-вот и не знаю я, Гэлмир, радоваться мне или огорчаться, что его сюда занесло..
-Радуйся, что он жив...Для живых надежда есть всегда.
..Я знаю, брат, надежда есть, я чувствую-ты жив и однажды придешь, чтобы нас спасти. Пусть это и кажется невозможным. Но здесь с каждым днем все труднее ее хранить.
Удар за ударом-все ближе шанс выбраться на свободу. Англин работает, но тоже не быстро, у него после ранения в голову сильные боли. Дика кашляет. И в какой-то момент я понимаю-ей нужен лекарь. Иначе будет поздно. И почти тотчас она сама просит меня помочь....
Не знаю, почему она просила именно меня. Чем хрупкий запуганный эльф, боявшийся даже голову поднять, вызвал ее доверие...Но слова прозвучали, и я поднялся, отвечая:
-" Конечно, я сейчас постараюсь найти..."
Слыша себя, как со стороны. Идя к сортировке на ватных от страха ногах...
Я надеялся, там будут орки. Надо сказать, среди них был один,что редко без повода поднимал кнут и еще успокаивал других своих собратьев фразами " Да работают они, работают". Хотя он же как-то сказал про меня " А куда это оно поползло?", я надеялся сейчас наткнуться именно на него, или, еще бы лучше, на Лита.
Но не сложилось. На сортировке были майар. Я ощутил их еще заранее...но было поздно. Язык едва слушался, но на " нужен лекарь" меня хватило. А они смеялись, раздумывали, не скормить ли моего больного волчатам. Я вспомнил , как вел себя в таких случаях Россэ:
- Он еще может работать, господин...
Не нужно им было знать, что это девушка. И в итоге все-таки они отправили лекаря.
Рэсса, нолдиэ, в свое время назвала меня умным мальчиком за то, что не скандалю и не бегаю. Ради чего она жила, сказать было сложно, но нам всем очень советовала найти причину здесь жить. И советовала выбрать старшего. Когда она оказала помощь и ушла, мы с Англином взглянули друг на друга.
-Ты хочешь взять эту роль на себя?-спросил он.
-Нет...-я взглянул ему в глаза и опустил голову, меня даже передернуло.
-И я нет. Лучше им не знать, что у нас есть кто-то главный.
-Тогда....давай говорить за забой по очереди...да?
- Давай.-он улыбнулся и протянул мне руку.
Говорить пришлось очень скоро. В последний раз жила в нашем забое иссякала, мы набрали совсем мало руды. Потом выяснилось, что она просто повернула, но было уже поздно. Нас выругали, спросили, кто старший смены....у меня не открылся от страха рот. Назвался Англин.
Но майа на что-то отвлекся,я не успел повинить себя в трусости. Зато внезапно осознал, что в полумраке не вижу среди работников плавильни Тиннаэра.
В плавильню как раз звали добровольцев. Их , конечно, не было. Сам бы я никогда не вызвался туда, но теперь...что-то изменилось.
И что-то изменилось во второй раз, когда майа обернулся:
- Раз нет желающих,будет справедливо, если в плавильню мы сегодня возьмем работников ленивого забоя...
Время остановилось. В голове громко стучала кровь. Дика и Аргон не выдержат там, а без Англина им не уйти. Значит, я. Тем более все равно в побеге я буду лишь помехой...удачи, ребята.
Я в этот раз услышал собственный голос, он был даже слишком звонким:
- Тогда меня. Возьми меня....
Пальцы Дики , скользнувшие по руке, уже неспособные удержать...
2. Старший мастер.
-За меня.
Новый этап моей рудничной жизни начался с сухого, жесткого и абсолютно бесцветного голоса. Под такое руководство я попал впервые. Этого эльфа я видел раньше, мельком, и всегда за всю плавильню говорил он, остальные лишь держались в тени... Теперь я видел только его спину. Он был синда, настолько явный, что, глядя на него, я не мог понять, как это орков угораздило поверить, что я отношусь к этой расе. Он не называл имени, так и представляясь:" Старший мастер плавильни". И мое имя, даже здешнее, он спросил далеко не на первый день. А вот своей едой поделился сразу. Я не понял, с чем было связано это действие, но отказываться не стал, удивленно поблагодарив.
К счастью, я все-таки отыскал в тени Тиннаэра. Просто он, видимо, так устал, что прислонился к стене, с того места, где стояла моя бывшая смена, разглядеть его было нельзя. Я встретил его взгляд, на осунувшемся лице глаза казались огромными.
- Ну вот зачем ты...-мысль или слова?не помню...
Я не сразу ответил:
- Мы справимся...вместе-справимся...
А перед нами в это время наказывали кого-то из тех, кто находил в себе силы отвечать. И, как всегда, Тиннаэр тихо выговорил:
- Не надо...не смотри.
-За мной.-короткая фраза , и мы уходим туда, куда никто здесь не хотел бы попасть. Как работают те, кто по призванию мастер над металлом, не ведаю, может и есть в такой работе какая радость..для меня она была кошмаром. Здесь даже дышать было тяжело и жарко. Формы порой раскалывались, нужно было делать новые, дробить для этого старый гипс...Тиннаэр уже как-то обучился, выработал навыки, мне же приходилось начинать обучение с нуля. И пока все равно большая часть работы ложилась на него, как бы ни хотел я помочь...Дробить получалось плохо, делать формы-и того хуже. Спустя час работы я уже не думал ни о чем кроме близости пересменка. И осознавал теперь, что эта работа, может быть, навсегда. Но снова жалел лишь о том, что толку для друга от меня мало.
На пересменке снова наказывали, и на этот раз передо мной стояли прикованными Дика и Англин. Попытка побега была совершена..и неудачно. Мы встретились глазами с обоими. А потом их начали бить. И снова я не знал, что делать. Хотелось спрятаться и хотелось закрыть собой хотя бы девушку...но мне самому не грозила опасность, а ее уберечь таким образом было невозможно. И я снова не делал ничего.
Еще до этого я заметил, что Тиннаэра подводит рука. Привычный вывих...болезнь, что здесь после допросов встречалась у многих. Но на предложение сменить его за работой он лишь ответил, что знает, где предел его сил. Спорить с ним у меня тоже не выходило.
Я смотрел, как быстрыми точными движениями он заливает формы расплавом и удивлялся только, как он, такой измученный, еще может делать это так точно. Я был более здоров , но так бы не вышло.
Пока ходил за чистой рудой на сортировку, успел постирать бинты, аданет , что там сидела, не побоялась мне это позволить...Вернулся-был отруган старшим мастером за то, что сижу без дела, что ждать руду не нужно. Мне самому было совестно перед Тиннаэром, что тот это время один работал, но жизнь в забое приучила: видишь возможность-стирай бинты. Я молча приступил к работе. Постепенно навыки нарабатывались, дробить гипс получалось уже быстрее.
Очередная плавка, плавное движение ковша....и, будто бы в дурном сне, я вижу, как проворачивается, слабея, запястье Тиннаэра....
Крик, пар, злое шипение металла и жуткий запах горелого мяса....Я еще не верил своим глазам, почему-то думая " надо перевязать"..а старший мастер уже звал лекаря. Сами мы не справились бы здесь....
Ожог на ноге-до кости, это уже не поправить. Но лекарь пришла быстро, она обрабатывает рану и поит Тиннаэра..тот наконец теряет сознание. И звучит бесстрастное:
- " Эту смену он у вас не работник".
И тогда я осмеливаюсь просить:
- Может быть, ты можешь помочь?....он давно здесь...сказать, что от него больше толку будет в забое....
Женщина лишь глядит на меня и уходит.
Тиннаэр мечется в бреду, я по наставлению лекаря то и дело даю ему немного воды. Но это надолго...И надо продолжать работать. Мы работаем со старшим мастером вдвоем. Он наконец спрашивает, как меня зовут....
Работа идет медленно. Время к концу смены, а у нас еще не закончены даже новые формы. О плавке пока нет и речи. И я решаюсь обратиться уже к нему:
- Ты видишь...со мной одним все очень медленно, он нам сейчас не поможет...может быть,попросишь другого работника? Если сказать, что от него больше пользы было бы в забое..
Холодные глаза синда не выражают ничего:
- Он многое умеет. Лучше я попрошу майа вылечить его. Этот работник нужен мне здесь.
Но он не выживет здесь, он уже здесь слишком долго!!! отчаянный крик так и не звучит. В этих глазах я читаю-спорить бесполезно, решение будет только таким. Что же ты делаешь....
Приходит майа, мастер говорит с ним о лечении. Но тварь уходит, лишь сделав для себя какие-то выводы, а нам приказав тащить Тиннаэра на пересменок хоть волоком, если не придет в себя.
Но он пришел в сознание, уже под вечер. И мастер разрешил ему отлежаться до конца смены. Я дал ему еще воды, и было видно, что становится лучше. Останутся шрамы, но это еще не конец....Все время до окончания смены было пронизано тревожным ожиданием. Снова пришла лекарь. Пока она меняла повязку, я заметил, как пренебрежительно говорил о ней наш синда, звал ленивой и на нее возлагал ответственность за аварию. Мол он еще давно звал ее укрепить руку Тиннаэра в лубок, а она не пришла, и из-за этого...Он. Звал. Мне что-то не верилось.Хотя...Ведь "этот работник нужен.."
И вот наконец объявили конец работы. Тиннаэру помогли дойти, он стоял, опираясь на мое плечо. Майэ шагнула к нам, спрашивая, где там наш увечный...А дальше реальность скрутилась в подобие жуткой спирали. Одно движение майэ-и Тиннаэр уже стоял перед всеми, стоял сам, не издавая ни звука, только на висках выступила испарина, следующее движение-и он упал на пол...Старший мастер шагнул вперед:
- Он нужен Владыке Севера!
Она обернулась, прищурилась:
- Выгораживаешь его?- с медленным, ленивым интересом.-Он...-ее взгляд скользнул по скорчившейся на полу фигуре почти с отвращением-..Владыке уже не нужен.
Шевельнулись пальцы и зверь, бродивший у стены, бросился вперед.....я не успел отреагировать никак, лишь, оцепенев, глядел, глядел до конца, когда орк поднял то, что осталось от моего друга и унес....
Я не помню, что было дальше. Одно мгновение-и все мои цели, все мои планы рухнули с этим утраченным шансом помочь. Одно мгновение-и осталось лишь поставить подпись в своем бессилии...Руки опустились. Мне было все равно, что будет дальше. Я только видел лицо Тиннаэра перед собой.
Вместо него рядом со мной встал другой эльф. Мастер увел нас есть. Поймал крысу и велел съесть на двоих с новеньким. До этого моя слабость никогда не проявлялась так, но сейчас слезы застилали глаза, страха больше не было и я спросил:
- Ты кормишь нас, чтобы лучше работали, да? Чтобы плавильня всегда выполняла работу? Только из-за этого?...- сам я слышал сейчас в голосе только беспомощность и усталость.
Он ответил не сразу:
- Какая тебе разница, зачем?...
-Наверное никакой.-я отвернулся, окончательно захлебнувшись сознанием собственного бессилия и бесполезности. И тоской от того, что элда может быть и таким....
3. Чужой выбор.
А потом работа в плавильне внезапно прервалась. Нас всех, даже старшего мастера, отправили заготавливать лес на новые крепи. Первый шаг туда, к свету, был похож на сон....и тотчас заломило в висках, глаза резануло болью...первый свет за несколько лет. Но это того стоило...Спустя несколько минут я начал различать пронизанные солнцем сосны на склоне горы... Все остальные рядом со мной тоже не сразу приходили в себя. Некоторые так и не смогли открыть до конца слезящихся глаз. " Кроты!"- смеялся над нами конвой.... Бежать там было невозможно. Двое майар, множество орков....можно было бы умереть, сражаясь, но под солнцем, а не в подземельях...но я не умел сражаться так хорошо, чтобы быть убитым. Я знал-меня просто схватят и вернут назад. Попытки бежать на сей раз не совершил никто.
Нашего нового эльфа куда-то увел Лит. И хорошо увел, в павильню счастливец не вернулся. Вместо него прислали человека, беоринга. Он много ругался, работал медленно и нехотя, но был гораздо сильнее меня и мог легко дробить гипс. Следующая плавка была мною порядком подпорчена, все-таки сравниться с Тиннаэром в этом навыке я пока и не помышлял. Мне было все равно. В плавильнях меня теперь ничто не держало, найдет себе мастер кого поспособнее-и молодец. Но он не спешил искать.
Как-то раз он сам пошел за водой и гипсом. Мы остались с беорингом одни. И в это время в штольне возле плавильни зазвенело оружие, раздались крики и рычание....и чей-то голос закричал:
- " Их нет, бегите все, кто может!!"
В этот раз я не раздумывал. Мы с беорингом выбежали вон одновременно, он перескочил через орочий труп. Это был тот орк, что порой избавлял нас от кнута, и это неожиданно резануло живой болью. За что же так...именно его.
Мы бежали в какие-то скалы. Однообразные , глухие, немые....и в начале казалось, что все уже позади. Но потом вокруг завыло, раздался хохот....и я понял, что шансов все-таки нет.
Пленные бросились врассыпную. Я остался вдвоем с кем-то и внезапно узнал мальчика Аргона из нашего забоя. Он сильно повзрослел, сейчас мы выглядели ровесниками. Он улыбнулся мне и достал кинжал....Темные приближались, и я просто сел на землю.Но Аргон сопротивлялся до конца,я услышал над собой его голос :" Только не его, тварь!"- и встал, неумело пытаясь заслонить собой его спину хотя бы.. Короткая свалка-и нас схватили, оглушив. Уже в пути назад, очнувшись, обменялись улыбками:
- " Ну что, привет, забой неудачников.."
На сортировке было пусто. Новые орки заковали нас и отправили в плавильню. Из их разговоров стало ясно: вернуть удалось только нас. И мы улыбались, возвращаясь- значит, все было не зря. Значит отвлекли на себя внимание, значит, кто-то ушел. Большего толку от себя я не ждал.
В родной плавильне нас ждал никуда не пытавшийся бежать старший мастер. Он не встретился со мной взглядом, молча перевязал раненую руку. Я же перевязал раны Аргона.
Майар не было долго. Мы ждали наказания,просто отлеживаясь, прижавшись друг к другу. Почему-то я подумал, что могу не успеть спеть еще раз-и запел. Может быть, стоило как-то лучше поддержать Аргона, но пелось сейчас о брате и о доме. И о возвращении. И вдруг заметил, что Аргон подпевает тихонько без слов...
" ..Я вернулся домой..Я вернулся к тебе...." Молча слушали нас мастер и лекарка Рэсса, тоже никуда не бежавшая.
А потом пришли майар. Они едва взглянули на нас. Тонкие пальцы темного касались лица Рэссы , она закричала, сгибаясь, как трава под ветром..Я понял, что происходит, когда он встал перед мастером. Тот смотрел ему в глаза, я не слышал слов, но сгорбленная фигура казалось такой жалкой рядом с майа. Я услышал последнее:
- Ты хочешь выйти отсюда живым?!- - Да!!
- Так что же ты выбираешь?! Отдай себя Тьме..
И повисшая тишина. Странно, нас сейчас не волновало, что будет с нами. Распахнутыми глазами мы с Аргоном смотрели на синда....А тот, внезапно распрямившись и будто став выше, встретил взгляд майа, в тишине сухо и коротко прозвучало:
- " Нет."

..Я думал, я буду уходить с песней. Но пыль, засыпавшая нас заживо, забивалась в рот, петь не вышло. Потом обвал стал сильнее...
..Я шел за кем-то туманным и очень сильным сквозь Ничто. А потом передо мною засияли звезды, я замер, пораженный...
.." Ты знаешь, что готовила тебе судьба, если бы ты не погиб?"
" Я знал, что не будет хорошего..но..да..."
Картины разворачиваются перед глазами. Я смотрю отстраненно..этого уже не случилось. Звезды мерцают у самых ног. Кажется, шаг-и я потеряюсь в них....
-" Чего ты хочешь?"
- " Я хочу найти Тиннаэра...я не успел проститься, и...мне еще многое нужно ему сказать".
- " Тогда иди и жди его. Когда ты проснешься, будет светло, быть может, изгнанники будут прощены и твой брат будет ждать тебя на зеленом солнечном берегу."
Звезды исчезли и я оказался в бесконечных пустынных коридорах. Тонкие знакомые руки без прикосновения обхватили за плечи, я снова видел глаза друга:
- И ты здесь?..
- Ты знаешь, мы бежали, и кто-то даже спасся...
-Вы все-таки решились!- его лицо светлеет.
-Да, и это не зря....И, знаешь, наш мастер..-я рассказываю ему о конце того, кого так не любил при жизни.
-Он делал то, что мог делать...
Мы говорим еще долго-долго. Теперь у нас много времени. Теперь у меня даже будет время петь тебе, друг мой...

Comments

Спасибо) Видимо, мудак - это амплуа) Я ее правда просила посмотреть руку, но у нее, похоже, более срочная работа была.
У нее работы вообще было чуть больше, чем ее самой. Ей весь рудник, считай, обязан :)
Это точно(( Рэсса герой, конечно))
Тебе спасибо) Ну....ты был по-своему прекрасен) очень характерный персонаж))) Ну, и Гэлмиру в последний момент ты позволил сохранить надежду)
Извините, что совершенно посторонний человек вмешивается в разговор...
Знакомый дал ссылку на обсуждение в Контакте, я пришла, с большим интересом прочитала и не смогла промолчать. =)
Так здорово, поэтично написано! Уметь настолько глубоко погрузиться в мир, и ещё передать потом свои ощущения - это дороого стоит. Спасибо.

Лилу
Спасибо большое) рад очень, что кому-то интересно читать. Ибо это как все отчеты с игр-обычно читают те, кто причастен....
А действительно - давай как-нибудь вместе споём, когда меня очередной раз в Москву занесёт?
А давай) когда ты теперь планируешь до наших краев добраться?:)
Если получится - то в районе Вескона, если нет - то в июне.
Хорошо бы Вескон)) я там стараюсь всегда быть)) Но если июнь-то тоже сообразим:)